Ось Париж-Берлин-Москва и «приднестровская составляющая»

Для AZI.MD

Отношения Евросоюза и России сильно привязаны к диалогу между тремя европейскими «грандами» – Медведевым, Меркель и Саркози, которые встретились на днях во французском местечке Довиль.

В повестку дискуссий вошли такие вопросы, как председательство Франции в «Большой восьмерке» и «Большой двадцатке», ситуация на Ближнем Востоке, ядерная программа Ирана, многостороннее сотрудничество ЕС и России, в том числе в области европейской безопасности. Вопреки многочисленным спекуляциям, появившихся в молдавских СМИ, приднестровская тематика не значилась среди главных вопросов трехстороннего саммита. Приднестровский конфликт упоминался лишь вскользь в конце итоговой политической декларации, принятой по завершению саммита.

Российско-германо-французские взаимозависимости

Колебания между тремя столицами обусловлены возрастающей взаимозависимостью между Россией, Францией и Германией. Пророссийская риторика лидеров европейских держав обусловлена целым рядом причин. Это и поставки российских энергоресурсов в Германию, и приобретение Россией французского вооружения в рамках процесса модернизации российских вооруженных сил, запланированной до конца 2014 года. Кроме того, Россия играет активную и важную роль в большинстве переговорных процессах по урегулированию международных конфликтов.

Однако, если вопросы, касающиеся поставок российского природного газа Германии (особенно после запуска газопровода «Северный поток») или закупок французского оружия Россией были затронуты вскользь, то важность российского фактора в урегулировании различных международных конфликтов занимала одно из центральных мест. Россия присоединилась к позиции Германии и Франции по таким чувствительным вопросам, как палестино-израильский конфликт или ядерная программа несговорчивого Ирана. Взамен Москва получила принципиальное согласие Франции и Германии относительно совместной работы по обеспечению евроатлантической и евразийской безопасности, но с некоторыми оговорками.

Кремль нуждается в Европе за ее огромные инвестиционные и техническо-новаторские возможности, которые нужны России для модернизации своей экономики, чтобы минимизировать зависимость от добывающей промышленности и сократить отставание в развитии со странами ЕС. Такая цель выводит переговоры о либерализации визового режима между ЕС и Россией на вершину действий, направленных на активизацию и функциональность «Партнерства для модернизации». Устойчивость этой инициативы категорически зависит от способности и условий проникновения европейских деловых кругов на территорию России. Во французском варианте итоговой декларации «большой тройки» отмечается необходимость достижения конкретного прогресса для определения этапов либерализации визового режима с учетом задач, поставленных Еврокомиссией. [1] Однако желая показать российской общественности автономию в вопросе упрощения визового режима с ЕС, Кремль настаивает в русском варианте трехсторонней декларации на двусторонние обязательства, отказываясь признать публично односторонние обязательства Москвы перед европейскими лидерами. [2]

«Слабые звенья» Довильского саммита

Анализируя текст довильской декларации Саркози, Меркель и Медведева можно найти достаточно противоречивых формулировок, которые развеивают укоренившееся в европейских и отечественных СМИ мнение о полной гармонии между этими тремя лидерами.

Во-первых, можно отметить трудный характер переговоров о создании Комитета Россия-ЕС на уровне министров иностранных дел, предложенного на базе Меморандума, подписанного по итогам встречи Медведева и Меркель 5 июня 2010 года. [3]. За исключением обещанной помощи «сотрудничества в области внешней политике и безопасности» в декларации ничего не говорится о «Российско-европейской комиссии», о создании которой российская и германская стороны говорили почти пять месяцев назад. На это могут быть свои причины: или «постарался» президент Франции, обеспокоенный слишком тесными связями между Москвой и Берлином, или же инициатива создания «Комиссии» вызывает недоверие среди некоторых стран ЕС, которые боятся возможного латентного вмешательства Кремля в европейскую политику безопасности и внешние связи.

Несоответствия в отношениях между тремя лидерами можно наблюдать, когда упоминается о безопасности в евроатлантическом и евразийском пространстве. Подход России отличается от позиции германо-французского тандема. В отличие от создания панъевропейской системы безопасности, в пользу которой активно высказывается Москва, лидеры Франции и Германии считают, что вопросы безопасности должны быть приоритетом ОБСЕ. Так, в тексте трехсторонней декларации полностью отсутствует идея о разработке нового договора о европейской безопасности, даже если официальные кремлевские источники говорят о том, что этот вопрос был одним из важнейших на саммите в Довиле.

Элемент двусмысленности был внесен в текст довильской декларации по части «совместного сотрудничества в конкретных областях с целью укрепить взаимное доверие и способствовать коллективным действиям по предотвращению и регулированию кризисов». Расхождение заключается в том, что Меморандум, подписанный ранее Медведевым и Меркель, намного четче обозначает каким должно быть российско-европейское сотрудничество в вопросах безопасности. Там акцент ставится на выработку рекомендаций по конкретным вопросам сотрудничества, включая различные конфликты и кризисные ситуации, в содействии урегулированию которых участвуют Россия и Евросоюз в рамках соответствующих международных форматов. [4].

Разницу в тональности можно отметить и относительно приднестровского конфликта, который по сравнению с Российско-германским меморандумом от 5 июня 2010 года внесен в общем контексте «замороженных» конфликтов. В довильской декларации рекомендуется «способствовать коллективным действиям по предотвращению и регулированию кризисов, включая продвижение к решению затяжных конфликтов, таких как приднестровский», вместо «сотрудничать в направлении разрешения приднестровского конфликта, для достижения ощутимого прогресса в рамках формата 5+2», как отмечается в Российско-германском меморандуме. Согласно меморандуму, это сотрудничество может включать совместные мероприятия России и ЕС, которые гарантировали бы плавный переход от нынешней ситуации к финальной стадии урегулирования конфликта на Днестре.

Несмотря на эти хорошо замаскированные разногласия, лидеры России, Франции и Германии приветствовали саммит в Довиле, предложив организовать подобные встречи и в дальнейшем.

«Приднестровская составляющая» в российском видении

Местные ожидания были чрезмерно грандиозными относительно трехстороннего саммита в Довиле, который, так или иначе, принес и частично удовлетворительные результаты.

Кроме общего заявления о поиске решений для «замороженных» конфликтов, в довильской декларации не говорится ничего конкретного непосредственно о приднестровском конфликте. Некоторые считают это упоминание успехом, однако, по сравнению с Российско-германским меморандумом это шаг назад. Причины этой «дисквалификации» могут быть разные: от давления со стороны Москвы до объективного понимания лидерами трех стран политической ситуации в Молдове, где началась избирательная кампания к досрочным парламентским выборам, которые пройдут 28 ноября.

В то же время после саммита Медведев дал понять, что у России, Германии и Франции есть потенциал для разрешения самых разных конфликтов, в том числе и тех, которые относятся к числу «замороженных». [5]. Президент России перечислил также ряд необходимых условий для возобновления переговоров в формате «5+2». По словам Медведева, для этого, прежде всего нужно, чтобы все стороны, вовлеченные в конфликт, занимали конструктивную позицию. Президент России отметил также, что власть в Молдове находится в «довольно неопределенном состоянии – впереди выборы». Медведев уточнил, что переговоры по урегулированию могут быть возобновлены в случае, когда возникнут переговорные стороны, а переговорная сторона – это та, которая имеет полномочия. Кроме позиции Кишинева и Тирасполя возобновление зависит также от Румынии и Евросоюза. В действительности, Москва впервые так воспринимает Бухарест в вопросе приднестровского урегулирования. Говоря об этом, Медведев имел в виду и неподписанные молдавско-румынские документы. Этот же вопрос затронула и Ангела Меркель, которая настояла на то, чтобы уточнить с президентом Румынии Траяном Бэсеску этап переговоров по поводу договора о молдавско-румынской границе.

Более того, вопрос о роли Румынии возник благодаря тому влиянию, которое эта страна может оказать на избирательный процесс в Молдове, путем оказания поддержки определенным политическим силам из правящего альянса. Это может привести к тому, что Кремль и дальше будет игнорировать эти силы, даже после выборов, в случае их прихода к власти. По словам российских властей, такая ситуация косвенно может держать «под шахом» процесс приднестровского урегулирования.

Независимо от фрагментированных дискуссий, которые велись до настоящего времени относительно урегулирования приднестровского конфликта, продвижение переговоров возможно только, если ЕС удастся «смягчить» Россию. Это можно сделать путем предоставления четкой перспективы создания новой архитектуры безопасности, взамен некоторым уступкам в приднестровском вопросе. Другой вариант, это убедить Кишинев пойти на краткосрочный компромисс с Тирасполем, чтобы развивать меры по укреплению доверия между правым и левым берегами Днестра на стратегическую перспективу.

Четкое позиционирование приднестровской проблемы в набор координат основных игроков на международной арене, включая ЕС, будет содержаться в итоговой декларации ОБСЕ, которую планируется подписать на саммите этой организации в декабре. Тогда же состоится и саммит на высшем уровне Россия-ЕС.

Ссылки:

1. Ils ont vivement souhaité que des progrès soient accomplis pour définir les étapes d’un régime de circulation sans visa lors du sommet UE-Russie en décembre, en prenant en compte l’offre présentée par l’UE., Déclaration finale à l’occasion de la rencontre tripartite Allemagne-France-Russie, Deauville – Mardi 19 octobre 2010, http://www.elysee.fr/president/les-actualites/declarations/2010/declaration-finale-a-l-occasion-de-la-rencontre.9875.html

2. Они ожидают, что на Саммите Россия – ЕС в декабре будет достигнут прогресс в отношении совместных шагов по пути к безвизовому режиму поездок принимая во внимание предложение, представленное ЕС., Заявление Франко-Германо-Российского саммита в Довиле, 19 октября 2010 года, http://news.kremlin.ru/ref_notes/742

3. Меморандум по итогам встречи Президента России Д. Медведева и Федерального канцлера Германии А. Меркель 4-5 июня 2010 года, г. Мезеберг, http://news.kremlin.ru/ref_notes/575

4. Проводить обмен мнениями и выработку рекомендаций по конкретным вопросам сотрудничества, включая различные конфликты и кризисные ситуации, в содействии урегулированию которых участвуют Россия и Евросоюз в рамках соответствующих международных форматов., Меморандум по итогам встречи Президента России Д.Медведева и Федерального канцлера Германии А.Меркель 4-5 июня 2010 года, г.Мезеберг, http://news.kremlin.ru/ref_notes/575

5. Переговоры по Приднестровью могут возобновить после выборов в Молдавии, http://www.rian.ru/politics/20101019/287185619.html

Anunțuri
Explore posts in the same categories: AZI.MD, Conflictul transnistrean/приднестровский конфликт, Статьи на русском языке, RM fara (cu) Rusia

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s


%d blogeri au apreciat asta: